Единый обязательный стандарт школьной формы необходим для всех – религиовед

vecherka.su

Этим летом общество и соцсети были взволнованы комментарием министра просвещения Асхата Аймагамбетова по обучению «девочек в платках».

Внести ясность в данный вопрос журналист zakon.kz попросила эксперта-религиоведа, доктора исторических наук Асылбека Избаирова.

– Асылбек Каримович, некоторыми гражданами слова министра просвещения Асхата Аймагамбетова, сказанные им еще в начале июня, были истолкованы как вероятность того, что в скором будущем в наших школах может быть разрешено ношение платков. Но во вчерашнем интервью глава ведомства ни слова не сказал об этом. Действительно ли этот вопрос сейчас обсуждается на верхах?

– Да, я слышал, что вопрос о платках там обсуждается, но достоверно не могу подтвердить, точный ответ на данный вопрос, думаю, известен государственным органам. Я лишь могу сказать, что рассматривается поднятый министром вопрос о том, чтобы обеспечить инклюзивность разных социальных групп в системе образования Казахстана.

Практикующие мусульмане – неотъемлемая часть нашего общества, и должны иметь тот же объем гражданских прав, что и все остальные. Я уже не говорю о том, что суннитский ислам ханафитского мазхаба – традиционная и культурообразующая религия большинства в нашей стране, в то время, как практикующие верующие – это социальная группа, «ответственная» за поддержание живой традиции. И, конечно же, эта группа не должна быть ущемлена.

– Давайте вкратце напомним историю вопроса, он же все равно периодически обсуждается в обществе, СМИ, соцсетях и будет обсуждаться.

– Еще в 2016 году Министерство образования и науки РК издало приказ «Об утверждении требований к обязательной школьной форме для организаций среднего образования», на основании которого школьная форма включает в себя пиджак, жакет, брюки, рубашку, юбку, классическую блузу, но платок там не указывается.

Последующие два года этот запрет соблюдался довольно жестко, послабления делались только в частных школах, и то лишь явочным путем. При этом тогдашнее руководство МОН упорно отвергало попытки мусульманской общественности достичь консенсуса. Так, до 2019 года не решался вопрос об экстернате, а также о дистанционном образовании.

В результате была создана ситуация, когда практикующие мусульманские семьи были поставлены перед неприемлемым, неестественным выбором: или не пускать дочерей в школу, тем самым нарушая закон о всеобщем обязательном среднем образовании, или переступить через свою веру, тем самым допуская в том числе нарушение своего права на свободу совести. Поэтому некоторые мусульмане, имевшие материальные возможности, покинули Казахстан и переехали в Турцию, Кыргызстан и другие страны.

– Но в дальнейшем же ситуация изменилась?

– Определенные подвижки начались с осени 2019 года, когда был разрешен экстернат.

С облегчением вздохнули сразу две социальные группы – практикующие родители-мусульмане и директора школ, которые до этого два года находились между «молотом» Минобразования и «наковальней» возмущенных родителей девочек.

Директорам и учителям сочувствую не меньше, их тоже можно понять (улыбается).

Помимо экстерната, были и другие подвижки. Так, открылись первые школы для девочек с обычной стандартной программой обучения и обычной школьной формой. Но там в присутствии одних только девочек и женщин-учителей школьницы-мусульманки могут спокойно снимать платки, не совершая при этом греха с религиозной точки зрения. По одной такой школе уже имеется в Алматы, Актобе и, если не ошибаюсь, в Шымкенте. На мой взгляд, это положительный опыт и его целесообразно развивать дальше.

Кроме того, сейчас разрешено обучение в онлайн-формате в российских школах – то, чего родители-мусульмане не смогли добиться в 2017 году. Ну и, наконец, в настоящее время на подходе новый закон о семейном образовании, который дополнительно расширит возможности для альтернативных форм обучения. Этим смогут воспользоваться, подчеркиваю, не только практикующие мусульмане, но и они в том числе.

Таким образом, ситуация изменилась в лучшую сторону, и изменилась довольно серьезно, благодаря продуманной политике казахстанского Слышащего государства.

– Но тогда насколько актуален вообще вопрос о платках в школе? Для чего их разрешать, если и так уже есть альтернативные пути для практикующих верующих?

– Не все так просто. Начнем с того, что в сельской местности и малых городах все это не работает. Указанные подвижки затронули лишь малую часть общества. В целом же проблема осталась острой для большинства практикующих мусульман.

Кроме того, в домашнем обучении есть как плюсы, так и определенные минусы. Прежде всего, с точки зрения социализации. Обучение в российских школах – еще более неоднозначный вопрос в средне- и долгосрочной перспективе. Конечно, можно разрешить дистанционку в казахстанских школах, но это не снимет все проблемы. Школы для девочек – хорошо, но это новый для нас формат, и он не может развиваться быстро, хотя весь мировой опыт говорит о его позитивных сторонах.

И наконец, самое главное: если наше государство откроет двери общеобразовательных школ для «девочек в платках», то тем самым оно пошлет четкий сигнал о том, что практикующие мусульмане – такие же полноценные граждане, как и все остальные. В моральном плане для них это, считаю, очень важно.

– Некоторые мусульманские блогеры скептически воспринимают идею разрешить платки в школах, опасаясь, что при этом девочки из практикующих мусульманских семей будут вынуждены учиться вместе с открытыми трансгендерами и представителями других нетрадиционных для нашего общества групп. Нужно ли нам это, вопрошают они.

– Об этом я тоже наслышан. Блогеры делают ссылку на опыт США, где практикующим мусульманам все разрешено, но при этом они поставлены «на одну доску» с другими меньшинствами, включая ЛГБТ.

– Как лично вы относитесь к этому вопросу?

– Это тоже непростой вопрос. Да, такой риск реально существует и лично я далеко не в восторге от такой возможной перспективы. Но тут уже надо смотреть стратегически. Что я имею в виду?

Практикующие мусульмане – неотъемлемая часть общества, граждане Казахстана, и они не должны прятаться в «гетто», противопоставляя себя государству и обществу. Перефразируя известный аят из Корана, скажу, если государство делает шаг навстречу мусульманам, то мусульмане должны побежать навстречу государству. То есть практикующие мусульмане должны сделать шаг навстречу государству, принять и поддержать жест доброй воли с его стороны, а не отворачиваться.

Что касается упомянутых вами блогеров, обратите внимание: нередко те же самые лица обрушиваются с неоправданно жесткой критикой в адрес ДУМК и даже оправдывают возможное участие мусульман в антиправительственных выступлениях. То есть занимают далеко не конструктивную позицию. Конечно, у нас демократическое государство, и они имеют право на свою позицию. Но, по моему убеждению, она у них зачастую деструктивна, и в корне противоречит базовым установлениям религии ислам.

– Допустим, платки в школах разрешили. Но как тогда быть с общеобязательной школьной формой? Нет смысла доказывать ее необходимость, она нужна, и это очевидно.

– Согласен, единый стандарт школьной формы необходим. Но давайте смотреть в суть вопроса: основная функция единой школьной формы – нивелировка социального неравенства. Мы не можем быстро решить эту серьезнейшую проблему, но мы обязаны оградить от нее наших детей хотя бы во время обучения, за школьной партой. Поэтому еще раз: да, единый обязательный стандарт школьной формы необходим.

Однако никто не мешает разработать стандартный, типовой формат формы для практикующих мусульманок с добавлением того же платка. Насколько мне известно, ДУМК даже планирует уже провести конкурс проектов дополнительного варианта школьной формы для девочек.

Иначе говоря, платок никак не противоречит единой школьной форме, это просто два разных вопроса, которые не нужно увязывать один с другим. Образно говоря, не надо смешивать «красное с квадратным». Кстати, в таких странах, как Великобритания успешно применяется именно такое решение вопроса: добавление платка стандартного формата к обычной школьной форме.

– Опять же, предположим, что в скором будущем платок в школе будет разрешен. Не будет ли это означать, что все перечисленные выше альтернативные форматы школьного обучения – экстернат, дистанционка, первые школы для девочек можно будет свернуть за отсутствием, так сказать, надобности.

– Ни в коем случае. Такие альтернативные форматы существуют во всех развитых странах, на высокие стандарты которых мы ориентируемся. Экстернат, дистанционка, школы с раздельным обучением полов – всем этим пользуются не только религиозные люди, но и многие другие, у них могут быть разные причины выбора альтернативных форм обучения детей.

В Казахстане так получилось, что толчком для их развития послужил запрет на мусульманские платки в школах. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Но достигнутыми результатами теперь могут пользоваться не только мусульмане.

В любом случае должны существовать все альтернативы, у родителей и их детей-школьников должен быть выбор. И еще раз подчеркну, это касается не только практикующих мусульман, но и всех граждан нашей страны. Это важная составляющая строительства Нового Казахстана и об этом нельзя забывать.

Мы есть в youtube социальных сетях ВК, в ОдноклассникиФейсбук , Tik Tok и Инстаграм. Хотите получать новостную рассылку? У вас есть новости: фото, видео? Наш номер в WhatsApp и Telegram 8-707-558-35-13. Отправляйте заявку, мы добавим ваш номер в рассылку.

COVID-2019 в Казахстане

107262 - зарегистрированно

101877 - выздоровевших

1671 - летальных случаев

3463 - в Костанайской области

Код этого блока:


Предыдущая новость

Будут ли штрафовать казахстанцев, не предоставивших декларацию о доходах

Следующая новость

Об отмене порогов при использовании пенсионных накоплений рассказали в ЕНПФ