Домой Новости Иван Золин — Память о Великой Отечественной войне

Иван Золин — Память о Великой Отечественной войне

890
0

Статья подготовлена в рамках акции «Память о Великой Отечественной войне» Смаковой Анастасией (правнучка ветерана Золина Ивана Михайловича)

 Герой семейного альбома…

Когда мой прадедушка – Золин Иван Михайлович был призван к службе, 17-летним мальчишкой, он был уже осиротевшим. Его отец – Михаил Золин погиб под Ржевом и был похоронен в братской могиле – в 10-тысячной. Дома оставалась мама, два младших брата и две сестренки. Как и любая мать, Мария ждала его живим и здоровым, вернувшимся домой. Но она заболела и, умирая, твердила, что Победа – будет наша.

В первый год службы прадедушка уже был тяжело ранен и контужен. Он заново учился говорить, санитары заставляли постоянно напевать слова знаменитой «Катюши». Через два месяца он поправился и вернулся в строй. Дед рассказывал, что это ничего по сравнению с тем, что его друзья, раненные, просили его «Добей, добей меня, дружок»…это было ужасней всего.

Моему прадедушке ни танки, ни самолеты не были чужды. Танки потому, что до войны работал трактористом. А самолеты потому, что служил в десантных частях. Совершил около 130 прыжков с парашютом, прыгал прямо на врага. Вот так, наверное, и воспитывалось бесстрашие. Оно очень пригодилось ему под озером Балатон. Такие укрепления как в Венгрии, прадедушка увидел впервые. Бессчетное количество танков, от угара и дыма нечем было дышать…

«Нас пачками загружали в эшелоны. Сегодня привезли, а завтра половины уже нет. Помню, наша часть до того довоевалась, что в роте было 120 человек, а потом осталось 7. И этим семерым пришлось выполнять те же самые задания, что и 120 человекам. У нас ни командира роты не оставалось, ни командира взвода – один сержантик за всех. А сам я командовал отделением, младшим сержантом был» — рассказывал он свою военную биографию сдержанно – не плакал и не вздыхал. Но такими словами, что впору заплакать собеседнику. – «Пришлось нам, живым, однажды всю ночь лежать среди погибших. Справа – убитый, слева – убитый… к утру мы седыми были… и сколько раз мы эту смерть видели. Вот он человек живой, и на наших глазах его уже нет. Конечно, думаешь: сейчас и я, сейчас и я… хотя, честно скажу, не сильно-то я этой смерти боялся. Жить, конечно, хотел, но большого страха не знал. Вот внучки спрашивают, о чем я мечтал на войне, чего хотел. Хотел остаться живым. Но далеко вперед не заглядывал, как-то не думал, чем буду заниматься, как буду жить… наверное, потому, что молодой был. Мы еще и немножко «хулиганили». Как-то влезли с ребятами в немецкий танк, завели его и поехали. Наша же артиллерия, как стала стрелять  по танку, он загорелся, мы едва успели выскочить, руки обожгли… а как-то, в Австрии, попали на немецкий аэродром, отбитый у фашистов. Сели в самолет, боевой – с пушками, с бомбами подвязанными – и давай кататься по бетонке. Хорошо офицеры подоспели и разогнали нас, а то, может, и взлетели бы… Ну, молодежь, все интересно, рассмотреть хочется, покататься…»

Дедушка говорил, что в фильмах – есть только маленькие «кусочки» правды о той страшной войне. Как, например, о маршале Рокоссовском. Он его видел, вблизи, ведь в Австрии после войны  он 7 лет служил в ЦГВ (Центральная группа войск), в которой командовал Рокоссовский, а дедушка был его водителем. Говорил, что в кино артист на него не похож. Константин Константинович – был видный, красивый. С офицерами строгий, с солдатами – добрый и внимательный. Любили они его очень и гордились…

В восьмидесятые годы у него была возможность встретиться с однополчанами, вспомнить прожитое вместе с друзьями. Они ели с одного котла, спали под одной шинелью. Не делились по национальностям – все были как братья. В альбоме хранится множество фотографий с этих встреч – в Кержаче, в Лукове, Первомайске, Полтаве, Ахтырке, в Солнечном… на одном из снимков мы заметили братскую могилу – «две с половиной тысячи солдат в ней лежат, почти все без имени…» — пояснял дед.

Ему тяжело было вспоминать то ужасное время. Молодые ребята в послевоенное время ничего кроме работы не знали. Никаких клубов, танцев. Он частенько сравнивал нынешнюю молодежь с тогдашней, говорил, что сейчас она умнее, больше знает, а они «балбесами» были, но смогли бы нынешние молодые выстоять в такой войне, а потом еще и разруху преодолеть?

Дом его стоит на окраине Шолаксая. Он построил его сам. А на заборе прикреплена пятиконечная красная звездочка. И всем ясно – здесь жил фронтовик.

У нас остались его медали, которые, кажется, пропитаны кровью, тем военным, тяжелым временем. Медаль «За Отвагу», «Орден Красной Звезды», «Орден Славы» третьей степени, медали за освобождение Вены, Германии и многие другие.

Дедушка ушел из жизни в 2016 году. Нам повезло узнать о том страшном времени из его уст. Мне кажется, что это было так давно, больше 70 лет назад. Но когда ты с комом в горле восхищаешься отваге юного мальчишки, когда понимаешь, что ночью с острой болью у него выходили осколки с раненных тогда плеча и ноги, то понимаешь, это было совсем недавно… Но сколько бы времени не прошло, то время навсегда останется в нашей памяти…

 

Каждое лето мы навещали нашего любимого прадедушку.

Напомним, телекомпания «Алау» проводит акцию «Память о Великой Отечественной войне»