USD 472.33
EUR 495.57
RUB 7.5
kk ru en

Кто виноват в закредитованности казахстанцев. Мнение экономиста

Фото из открытых источников

Экономист, автор Telegram-канала «Комментарий» Эльдар Шамсутдинов заявил, что недостаточная финансовая грамотность граждан не должна быть поводом для навязывания кредитов, передает корреспондент Tengrinews.kz.

Шамсутдинов пояснил, что закредитованность — это когда семья тратит более 50 процентов своего ежемесячного дохода на выплаты по обязательствам. Так как заемщик часто несет обязательство по обеспечению своей семьи, в выплатах учитываются не только платежи по кредиту, но и аренда квартиры, коммунальные и другие расходы, которые нельзя сократить.

Почему люди берут кредиты если не могут их погасить?

По мнению экономиста, люди берут кредиты из-за привычки потреблять здесь и сейчас. Это улучшает качество и уровень жизни, как, к примеру, с покупкой бытовой техники. К тому же не купленное сегодня завтра будет дороже. А бедные граждане берут кредиты для покрытия своих первичных потребностей — на еду, одежду, аренду жилья или для погашения предыдущего займа.

«Второй пункт — это с великой долей вероятности невозвратные кредиты, их дефолт — это вопрос времени. Что касается первого, потреблять в моменте — нормальная практика, но человек не может оценить свои финансовые возможности, очень часто наше поведение иррационально, мы надеемся, что в будущем наши доходы увеличатся, и поэтому можно брать еще один кредит сегодня.

Неспособность самостоятельно оценить риск, например, из-за резкого ухудшения личных финансов, увольнения, болезни, да даже обычная крупная девальвация может сильно пошатнуть финансовое положение семьи, а следовательно, допустить дефолты по кредитам», — рассказал Эльдар Шамсутдинов.

Но, по его словам, если невозвратные кредиты у людей еще можно списать на финансовую безграмотность, то с банками дело обстоит серьезнее. Хотя на первый взгляд можно подумать: ведь там работают не дураки и невозвратные займы выдавать не будут.

«Как человек, больше 10 лет проработавший в банковском секторе в части кредитования и привлечения фондирования, могу сказать, что не стоит переоценивать рациональность банкиров. В банках также работают люди, которым нужно выполнять свои KPI, очень часто для получения сверхприбыли финансовый институт может совершить серьезные ошибки, которые в итоге поставят под угрозу всю финансовую стабильность страны», — предупредил экономист.

Более того, по его словам, интересы акционеров и интересы правления банка — это разные категории интересов. Председатель или его заместители — люди часто временные и могут за определенное вознаграждение выдать сомнительный заем с низкой вероятностью погашения. В качестве наиболее яркого случая Шамсутдинов привел в пример кредитование крупных агрохолдингов.

Тем не менее банк — это институт с внутренней системой сдержек и противовесов, заверил эксперт. Например, рисковики устанавливают лимиты на кредитный портфель. Есть еще и надзорный орган, который следит, чтобы банк не выдал кредитов больше, чем привлек фондирования.

«Конечно, это все есть, но система регулярно дает сбои. В 2005-м наши банки набрали коротких кредитов в валюте и выдали долгие займы в тенге, что в 2007 году привело к дефолту банковского сектора Казахстана. Сейчас это выглядит как глупость школьника, но тогда никто не задумывался, что валютный заем не продлят, более того, его попросят досрочно закрыть. В 2014-м был кризис тенговой ликвидности, из-за затянувшейся девальвации была долларизация вкладов, банки были на грани. Оценка качества активов банковского сектора в 2019 году выявила, что банкиры выдавали крупные невозвратные займы, которые мертвым грузом лежат на балансах, и их нужно вычищать», — перечислил экономист.

Он привел в пример слова Президента Токаева из 2020 года, когда он указал банкам и микрофинансовым организациям на безответственное кредитование.

«Не стоит все списывать на финансовую безграмотность и безответственность заемщика. В закредитованности виноваты три стороны: заемщик, кредитор и регулятор. Заемщик — потому что не оценил свои возможности, кредитор — потому что не руководствовался принципами ответственного кредитования, а регулятор — потому что не внедрил принципы ответственного кредитования.

Ответственное кредитование — это совокупность принципов, которых должен придерживаться кредитор, чтобы обеспечить заемщику возможность принятия взвешенного и обдуманного решения. Практика ответственного кредитования возлагает часть ответственности за принятие заемщиком взвешенного решения на кредитора», — пояснил Эльдар Шамсутдинов.

Чем грозит общая закредитованность?

По словам экономиста, эта проблема замедляет экономический рост и развитие страны. У людей снижается доступ к кредитам в будущем. Отсутствие банкротства у физлиц заставляет людей уходить в тень, переходить на наличные, уклоняться от налогов. Бедные становятся еще беднее, от этого пропадает доверие к государству и растет чувство несправедливости.

Из-за непогашенных долгов банки не могут выдавать депозиты. Так банковский кризис переходит в страновой.

Что можно сделать сейчас?

Правительство вводило несколько инициатив — прощение долгов, кредитная реабилитация и пересмотр черного списка, изъятие излишков из ЕНПФ. Но все это, по словам Шамсутдинова, не помогло.

«Эти меры носят временный характер и не решают системных проблем. Финансовое состояние заемщика — это в первую очередь экономическая обстановка в стране. В развивающейся стране догоняющего развития, нацеленной на экономический рост, дефолты заемщиков неизбежны. Проблема начинается, когда физическое лицо не может объявить себя банкротом, а значит, лишается попытки реабилитации через некоторое время. По какой-то причине Нацбанк, Агентство по регулированию и развитию финрынка и правительство откладывают этот вопрос в долгий ящик», — заметил экономист.

Он привел несколько решений, которые помогут стабилизировать ситуацию и не допустить ее ухудшения. Это даст дополнительное время на обдумывание лучшего пути.

«Во-первых, разобраться со статистикой. Сейчас в потребительских займах сидит автокредитование, которое по факту является покрытым. В случае дефолта заемщик отдает или продает машину, чего обычно хватает для закрытия кредита.

Во-вторых, я считаю, что регулятор должен принять постановление и сказать банкам: «Кредитуйте, но за счет собственного капитала и бондов, которые привлекли. Вы не имеете права использовать для фондирования необеспеченных залогом кредитов деньги вкладчиков», — считает эксперт.

В таком случае, по его словам, риск будет уже на собственном капитале и банки будут более осмотрительно кредитовать. Даже в случае большого дефолта, разобраться будет проще.

«Банки не смогут выдать большой объем потребкредитов. Возможно, в качестве побочного эффекта банки начнут более активно привлекаться на фондовом рынке, что даст дополнительный импульс KASE, и биржа перестанет быть валютным обменником», — заключил Эльдар Шамсутдинов.

Мы есть в youtube социальных сетях ВК, в ОдноклассникиФейсбук , Tik Tok и Инстаграм. Хотите получать новостную рассылку? У вас есть новости: фото, видео? Наш номер в WhatsApp и Telegram 8-707-558-35-13. Отправляйте заявку, мы добавим ваш номер в рассылку.



Предыдущая новость

Похищают детей, заманивая конфетами. Сообщение рассылают казахстанцы

Следующая новость

Краткий агрометеорологический обзор