USD 412.24
EUR 470.98
RUB 5.81

Продолжила дело погибшего мужа – история костанайской женщины-полицейского

Vinkmag ad

Жизнь следователя по особо тяжким преступлениям в отношении несовершеннолетних Майи Курочкиной была чередой трагедий и испытаний. В момент, когда казалось, что судьба отобрала у неё всё, Майя нашла в себе силы выкарабкаться и стать той, кто она есть сейчас – прекрасной мамой и отличным специалистом, передаёт корреспондент BaigeNews.kz.

В полицию Майю Курочкину привела череда трагических обстоятельств. Её супруг Игорь был полицейским, но никогда не допускал мысли, что в их доме появится ещё один.

«Мы познакомились с Игорем в 2008 году, я была студенткой исторического факультета. Свои отношения узаконили в 2010 году. Он начал свою службу в управлении специализированной охраны, а я, окончив университет, работала по молодёжной практике в ДВД, затем учителем в сельской школе, а после – специалистом статистики и учёта в управлении образования. Когда получала второе образование – юридическое – Игорь категорически был против того, чтобы я когда-нибудь связала свою жизнь с полицией. Он понимал, как много времени и сил отнимает эта работа и говорил: два полицейских в одном доме – не семья. На том и решили тогда: я остаюсь на гражданке, а он в полиции», — вспоминает Майя.
В 2012 году в семье Майи и Игоря Курочкиных рождается дочь. Вскоре выясняется, что у малышки сильнейший врождённый порок сердца. Надежда спасти ребёнка была, родители едут в столицу на обследование, после которого девочке становится плохо. Прямо с поезда Майя и Игорь везут ребёнка в костанайскую больницу. Что происходит дальше, больше похоже на страшный сон. Из-за врачебной ошибки малышка не доживает до своих 4 месяцев два дня.

Родители тяжело переживают утрату дочери. Находясь в сильнейшем стрессе, Майя находит в себе силы и решает – нужно снова жить. Чтобы как-то отвлечься от тяжёлых мыслей, она выходит на работу в управление образования. А её супруга приглашают поработать участковым в его родном Сарыкольском районе. Судьба снова даёт им шанс быть счастливыми: Майя вновь носит под сердцем ребёнка. Но на 8 месяце беременности её ждёт самый сильный удар.

«В начале ноября Игорь собирался брать отпуск, а после заниматься переводом в Костанай. А 4 числа я звонила мужу, но он уже не брал трубку. Стало как-то не по себе, но потом решила, что он просто очень занят на работе. В 5 часов утра к нам домой приехала моя мама с тётей. До сих помню их лица и стеклянные от слёз глаза. Игорь умер…Умер при исполнении, его убили. Я отказывалась верить в происходящее, я словно видела кошмарный сон. А спустя 9 дней после его гибели мне говорят, что плацента слишком быстро созрела, и наш с Игорем ребёнок не выживет», — Майя на секунду замолкает.

Но Миша родился. Здоровым и точной копией своего отца, которого он не увидит никогда.

«Когда я ходила беременная, обсуждали, как назовём нашего малыша. Я хотела что-то типа Матвея, он хотел Михаилом. Мы тогда ещё поругались из-за этого имени. Но когда сын родился, я без раздумий назвала его Михаилом. Так хотел мой супруг. Всё, что есть в нём, от отца, он его маленькая копия. Глаза, поведение, разговор. На него смотришь и думаешь: Игорь рядом», — задумчиво говорит Майя.
А дальше началось самое трудное – нужно было учиться жить без надёжного плеча Игоря и поднимать сына. Сказать, что это было сложно – не сказать ничего.

«В тот момент я просто продолжила жить. Знаете, когда дочки не стало, половина друзей и родственников от нас отвернулись. Люди верят в карму, суеверные. И когда у нас случилось несчастье, многие от нас отдалились. Когда супруга не стало, все отвернулись. Рядом осталась моя мама, родители Игоря, его родной брат и некоторые родственники. Больше положиться не на кого. Ты надеешься только на себя. Когда Игоря не стало, все думали: она не выживет, ребёнка отберут, она спустится по наклонной. Не знаю, откуда эти жестокие мысли у людей. Я об этом даже не думала. У меня был просто страх, как дальше жить», — вспоминает Майя.
Тогда она даже не знала, кто заберёт её из роддома. Не знала, кто зарегистрирует ребёнка в ЦОНе. А ещё параллельно шли расследование убийства её супруга и суды.

«Надо было вставать на свои ноги и идти. Меня выписали из больницы, и я на четвёртый день сама пошла и оформила своего ребёнка. Не было такого, чтобы опустить руки и сидеть. Говорить «Как мне это всё надоело, я устала». Бывало, ребёнок болеет, ты сидишь с ним и никуда не вырваться. Даже в аптеку сходить некому. И он ревёт, и ты ревёшь. А потом берёшь себя в руки и идёшь дальше», — продолжает девушка.

В 2017 году Майя решает вернуться на работу. На прежнее место попасть не удалось, и тогда она подумала о том, что не зря заканчивала юридический. И её супруг не должен был погибнуть зря. Майя продолжит его дело. Она сдаёт физподготовку, тестирование и в 2018 году становится стажёром в следственном отделении Северного отдела полиции города Костаная. В августе 2018 года становится на должность следователя.

«Дела веду особо тяжкие и тяжкие по половой неприкосновенности несовершеннолетних. Сейчас этот вопрос стоит очень остро. Даже президент внёс поправки в законодательство. Сложно ли работать? Нужно быть и психологом, и мамой. С детьми надо уметь разговаривать. Расположить к себе этого человечка. Не просто так, что сел, поговорил, и ребёнок тебе всё рассказал. Он будет стесняться. Нужно уметь найти подход, чтобы ребёнок раскрылся», — говорит Майя.
Девушка признаётся, что для коллег её приход в полицию был шоком.

«Меня часто спрашивают, что ты здесь делаешь? Зачем оно тебе надо? А надо дальше жить, надо дальше идти. Я же не зря своё образование получала. Не зря мой супруг работал и так погиб. Я продолжаю его путь, я знала, куда и на что я иду. А на вопрос, хотелось бы мне, чтобы ребёнок продолжил эту семейную династию, я отвечу так: не хочу. Он проводит со мной на работе по полдня, он знает, что мама-полицейский – это когда нет времени сходить вместе в кино, развлекательные центры. Он знает, что в полиции трудно. Он говорит, что будет строителем. Я предлагаю ему быть медиком», — рассказывает Майя Курочкина.
Сейчас Михаил учится в нулевом классе и ходит на секцию гимнастики. Он знает, что его папа был полицейским, что он погиб, выполняя свой долг. И сын гордится отцом.

«Чему я его учу? Быть храбрым и сильным. Чтобы он мог постоять за себя. У него ещё фамилия такая – Курочкин. Дети могут обзывать. Я ему говорю, что он за свою фамилию должен стоять. Папа твой погиб не просто так. Ты должен защищать свою фамилию и гордиться ею. Многие говорят, что он у меня рассуждает, как взрослый. Не бывает так, что я по-детски с ним сюсюкаюсь. Он всё понимает, помогает. Он копия папы. Игорь был очень умным, грамотным, добрым. Умел прощать. Мы помогали всем. Неважно, была ли это физическая или материальная помощь. О нём никто ничего плохого не скажет. Все говорят только хорошее», — заканчивает Майя свой рассказ.
Она с гордостью носит фамилию мужа и хочет, чтобы в полиции Курочкины оставили свой достойный след.

«Чтобы Игорь погиб не зря», — ещё раз повторяет Майя и смотрит на сына – точную копию своего храброго и честного отца.

Мы есть в youtube социальных сетях ВК, в ОдноклассникиФейсбук и Инстаграм. Хотите получать новостную рассылку? У вас есть новости: фото, видео? Наш номер в WhatsApp и Telegram 8-707-558-35-13. Отправляйте заявку, мы добавим ваш номер в рассылку.

COVID-2019 в Казахстане

107262 - зарегистрированно

101877 - выздоровевших

1671 - летальных случаев

3463 - в Костанайской области



Предыдущая новость

Прогноз погоды на 9 марта в Костанае и области

Следующая новость

В Китае разработали новый тест на COVID-19. Результаты будут готовы через 29 минут