USD 459.92
EUR 501.31
RUB 6.62

В Казахстане могут исчезнуть магазинчики «у дома»

Фото из открытых источников

В Казахстане насчитывается около 50 тысяч небольших магазинчиков формата «у дома».

Если все они закроются, работу могут потерять более 100 тысяч человек.

С нового 2023 года самой многочисленной категории казахстанского малого бизнеса – розничным магазинам «у дома» – придётся пережить большие изменения, передает informburo.kz По мнению их владельцев и экспертов, эти изменения могут подорвать бизнес на корню. Это также значит, что без средств к существованию останутся десятки (если не сотни) тысяч казахстанцев и их семей.

И даже продление моратория на проверки малого и среднего бизнеса на два года – до конца 2024-го (такой указ в середине недели подписал президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев) не смогло подсластить горькую пилюлю от Минфина.

Исполнительный секретарь и член правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», экономист Нурлан Сакуов пояснил Informburo.kz последние нововведения и их последствия для малого бизнеса Казахстана.

– Нурлан, о каких новых налоговых обязательствах заговорили владельцы магазинов «у дома»?

– Во время пандемии – с 2020 года до конца 2022-го – для розничной торговли вводился мораторий по уплате ИПН – индивидуального подоходного налога. Фактически через три недели действие этого моратория заканчивается. Тогда же произошло введение розничного налога в качестве пилотного проекта. Три года назад магазинчикам дали возможность выбора: перейти на упрощённый режим налогообложения (а при розничных оборотах это означает и выплату 12% налога на добавленную стоимость) или платить 3% розничного налога. Для магазинчиков, конечно, платить 3% было выгоднее.

Так вот, розничный налог с нового года поднимут – с трёх процентов до четырёх. При этом в Минфине понизили порог по зачислению НДС с 30 до 20 тысяч МРП. Это новшество тоже не в пользу «малышей». Теперь платить 12% налога на добавленную стоимость все предприниматели будут с суммы от 61 млн тенге.

Фактически магазинчики загоняют в режим оплаты 4% розничного налога. При этом их обязывают заполнять 913-ю форму налоговой отчётности, а это полный бухгалтерский учёт и, соответственно, дополнительные затраты. Им придётся привлекать бухгалтеров, потому что с отчётностью вряд ли кто-то справится самостоятельно. Мне, человеку с высшим экономическим образованием, пришлось однажды заполнять одну из налоговых форм, очень трудоёмкое занятие оказалось, скажу я вам.

Магазины также жалуются, что они оплачивают эквайринг наравне с крупными торговыми сетями. Это плата за услуги банков, их стоимость разная, в зависимости от сферы деятельности доходит до 2% комиссии. А это тоже расходы, для маленьких магазинов более чем существенные. Понятны возмущения малых предпринимателей, которые недоумевают, почему нет разницы между банковскими тарифами для микромагазинчиков и супермаркетов.

Посчитайте: 4% розничного налога + 2% эквайринга + зарплата бухгалтеров, продавцов, плата за аренду и коммунальные услуги.

Мы в НПП «Атамекен» эти вопросы неоднократно поднимали, в том числе и по упрощению формы №913, но всё безрезультатно. С нового года этой группе предпринимателей придётся принять эти новшества, если они собираются работать и дальше.

– Много ли таких магазинчиков в Казахстане?

– По самым приблизительным оценкам, около 50 тысяч. И в каждом работают по два-три работника.

По моему мнению, для микробизнеса нужен понятный как дважды два налоговый режим.

Чтобы человек, открывший торговую лавку рядом с домом, мог самостоятельно выполнять свои налоговые обязательства перед государством.

Упрощение налогового режима – это же ещё вопрос и выхода из тени бизнеса этих людей, который в Казахстане обсуждается не первое десятилетие.

– Так ли всё плохо у малого и среднего бизнеса, если с начала 2022 года количество ИП в Казахстане выросло на четверть? Как в «Атамекене» оценивают такой резкий скачок?

– По всей видимости, правительство хотело увеличить объём налоговых поступлений, но получило обратный эффект. При более внимательном анализе эти цифры можно объяснить по-другому. Этот резкий скачок в статистике связан со снижением порога по постановке на учёт по НДС – в январе 2022 года его понизили с 30 до 20 тысяч МРП. На открытие новых предприятий это никак не повиляло. Зато ряд бизнесменов стали просто открывать дополнительные ИП на кого-то из родственников, чтобы уйти от уплаты 12% НДС.

Сейчас в магазинах нередко можно наблюдать, как продавец предлагает покупателям платить за молочку через один терминал, а за крупы или консервы – через другой. То есть в одном магазине расчёты ведутся через два ИП.

Бизнес очень мобилен, тем более малый. Он приспосабливается к меняющейся внешней среде. Открытие второго ИП не противоречит законодательству. А у нас всё, что не запрещено, то разрешено, правильно?

Кроме очевидного дробления бизнеса новшества Министерства финансов привели к усложнению и документооборота. Отчитывались раньше по одному ИП, теперь нужно за два-три, ещё и формы налоговой отчётности усложнили.

У всех нововведений ключевыми должны быть интересы малого бизнеса. А для них любое изменение, тем более налоговое, – всегда стресс. У малых предприятий нет большого штата, нет возможностей приглашать специалистов, поэтому такая нагрузка для многих из них может оказаться непосильной.

– Минфин услышал мнение экспертов?

– Да, но нам говорят, что это не доказано: «Количество ИП растёт – значит, всё хорошо». Они просто не видят проблемы. Или не хотят.

Ситуация примерно такая, как в одной притче. У человека спрашивают: «Ты что-то ищешь?» – «Да, я потерял ключи в тёмной комнате». «А почему ищешь здесь, а не там, где потерял?» – «Потому что здесь светло…»

Подход у налоговых органов аналогичный: казну нужно пополнить, и никого не хотят слушать. Мы запросили у Минфина цифры по начислению НДС, пока нам не сообщили. Думаю, ненамного больше окажутся начисления, чем было прежде.

А что будет дальше? Думаю, многие постараются уйти в тень.

Потому что наши уполномоченные органы ищут налоги там, где светло. И не торопятся освещать там, где темно.

Те, кто в тени работает, они там и останутся при таких нововведениях. Нагрузили дополнительно лишь добросовестных предпринимателей, которые теперь будут платить ещё больше.

– Какие поправки готовятся в Налоговый кодекс? В какую сторону хотят изменить правила игры для казахстанского бизнеса?

– Было поручение президента – облегчить налоговый кодекс. В первую очередь это связано с инвесторами. Система налогообложения должна быть понятной для всех участников предпринимательской деятельности, чтобы инвесторов становилось всё больше в стране, чтобы проекты хорошие реализовывали. Пока эта система очень сложная и запутанная.

Нацпалата предпринимателей тоже вовлечена в разработку предложений, их много и по малому бизнесу, и по среднему, и по крупному. Но пока говорить о каких-то результатах преждевременно. Могу только сказать, что среди предложений НПП было и возвращение нормы в 30 000 МРП для начисления НДС. Но пока нас не слышат.

– Ещё одну проблему выделяют в качестве сдерживающего фактора для развития МСБ в Казахстане – недофинансирование…

– Недавно Азиатский банк развития проводил исследования по состоянию МСБ в странах Центральной Азии, Армении, Грузии. Действительно, результаты исследований выявили большую проблему – доступ к финансам.

Обычно подсчитывают соотношение кредитования к МСБ. У Армении и в Кыргызстане объём кредитования МСБ – 20%, у нас не выше 5%.

В РК 1,6 млн действующих субъектов. А сколько заёмщиков в банках? Даже по не самым свежим данным, где-то 25-26 тысяч юридических лиц. Количество заёмщиков от ИП – не выше 16-17% от общего количества. А как развиваются остальные ИП? Очевидно, что не могут получить кредиты.

Ещё один момент. Надо смотреть не на количество прокредитованных, а на объёмы кредитования. Доля кредитования МСБ в Казахстане в сравнении с другими странами находится на предпоследних местах в исследовании АБР. Те же Вьетнам, Таиланд возьмите, у них – 30-35%. Это значит, в этих далеко не богатых странах доступ к финансам для МСБ менее проблемный.

– Ну и раз мы говорим об МСБ, как самочувствие у среднего бизнеса?

– «Середняки» тоже требуют к себе особого внимания. В РК доля среднего бизнеса достаточно низкая. По 2021 году – всего 6,3% предприятий. Правительство хочет довести эту цифру до 20%. Это прописано в Концепции о развитии малого и среднего бизнеса.

«Середнячки» – это же по сути тот локомотив экономики, о котором много говорится.

У этих предприятий есть штат, производство, бизнес-процессы, рынки сбыта. Так вот, у нас количество предприятий среднего бизнеса чуть ли не в 2-3 раза ниже в сравнении со странами ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития. – Ред.).

– Что мешает развиваться среднему бизнесу?

– Проблема в налогах. Когда малое предприятие попадает в категорию среднего бизнеса, то его владелец также замечает, что с точки зрения налогового законодательства ему становится невыгодно переходить в «середнячки». Вместо 10% ИПН нужно платить 20% КПН. Другие ставки начинают увеличиваться. Это тоже проблема налогового законодательства.

Бизнесу в Казахстане расти невыгодно.

Концепцию давно утвердили, но ничего меняется. А почему? В самой концепции нет ничего из мер господдержки этого сектора. У нас всего-то средних предприятий – не больше 2,5 тысячи, их же беречь надо! Поэтому мы продолжаем настаивать: налоговое законодательство должно стать понятным и стабильным. Оно не должно без конца меняться. Это любому бизнесу необходимо в любой стране.

Мы есть в youtube социальных сетях ВК, в ОдноклассникиФейсбук , Tik Tok и Инстаграм. Хотите получать новостную рассылку? У вас есть новости: фото, видео? Наш номер в WhatsApp и Telegram 8-707-558-35-13. Отправляйте заявку, мы добавим ваш номер в рассылку.



Предыдущая новость

Глава государства принял акима Костанайской области

Следующая новость

Чиновницу из Костаная наказали за перелёты в Астану в личных целях в рабочее время