Казахстанцы живут в долг. Кто сможет не платить кредиты и в чём суть закона о банкротстве

Фото из открытых источников

Объём кредитов, выданных банками в Казахстане, каждый год растёт. За 2021 год потребкредиты выросли на 40%, до 6,1 трлн тенге, а объём ипотечных займов по итогам прошлого года увеличился на 40% (составив 3,3 трлн тенге).

О чём говорят эти цифры? О закредитованности казахстанцев. Экономисты считают, что часть кредитов рано или поздно назовут плохими (невозвратными), передает informburo.kz

Так сложилось, что в Казахстане кредитная нагрузка в основном ложится на слабо обеспеченные слои населения, которые тратят на погашение кредитов большую часть своего дохода, из последних сил пытаясь обслуживать три-четыре кредита. Однако банкиры неохотно признают наличие этой проблемы.

«Проблемных заёмщиков у нас очень много, – сказал экономист Аскар Кысыков. – Наверное, никто точно не знает, сколько в Казахстане просроченных займов. По данным Агентства по регулированию финансовых рынков, более миллиона человек имеют просрочку по кредиту. И здесь речь идёт о просрочке, которая на балансе и за балансом у банков. Но долги могут быть не только перед финансовыми институтами, есть и другие виды задолженности. У коллекторов и судебных исполнителей также находятся дела на взыскании, а число должников может доходить до трёх-пяти миллионов человек. Если сравнить с занятым населением, это очень большая цифра».

Не обвиняйте человека

Когда зарплаты стагнируют, а инфляция растёт, люди вынуждены компенсировать недостающий доход за счёт кредитов. Так считает депутат Ирина Смирнова.

«Люди попадают в кредитную зависимость не потому, что они так хотят, а потому что так строится экономика, – объяснила Ирина Смирнова. – Сама экономика страны ведётся таким образом, что обогащаются банки, которые у нас, по сути, являются ростовщическими. В других странах такие высокие проценты по банковским кредитам запрещены. Человек, который получает кредит по очень жёсткому договору, где он не может внести ни одного своего предложения, никакой поддержки не получает, а если и получает, то разовую, мелкую, которая ничего не решает».

Считается, что казахстанцы берут кредиты, не очень задумываясь о последствиях. То есть сами виноваты, что оказались в долговой ловушке, из которой не могут выбраться. Даже есть специальные термины: финансовая безграмотность населения, финансовая безответственность, отсутствие финансовой дисциплины.

«Банкиры умеют считать деньги, а наши банки умеют считать ещё и бюджетные деньги, но при этом нередко оказываются в очень сложной финансовой ситуации, – добавила Ирина Смирнова. – За последние годы в частные банки влили несколько триллионов бюджетных денег. Правительство спасает частные банки, называя их кровеносной системой страны. А гражданам не перепадает и сотой доли того, что перепадает банкам из-за форс-мажорных ситуаций, которые случаются в стране».

 

Депутат считает, что ответственность за плохие кредиты должна поровну распределяться на всех соучастников этого процесса – на правительство, которое ведёт неэффективную финансовую политику, на банкиров, которые не могут просчитать риски, и на самого заёмщика, который не всегда правильно оценивает свои финансовые возможности.

«У нас пока только заёмщик за всё в ответе», – говорит депутат.

«Когда идёт просрочка, начисляются пеня и штраф, плюс проценты по кредиту, а они немаленькие, особенно по потребительским кредитам. Так накапливаются долги, и человек оказывается в долговой яме, из которой никак не может выбраться, если кредитор не идёт к нему навстречу, не входит в положение, – объяснил Аскар Кысыков. – Из этой кредитной кабалы единственный способ, который может быть, – это банкротство физических лиц».

Закон о банкротстве: в чём его риски

Между тем законопроект «О банкротстве физических лиц» в Казахстане не могут принять уже почти десять лет. Хотя эксперты уверены – закон очень нужный, закредитованность населения опасна для экономики.

Сейчас законопроект «О банкротстве физических лиц» находится в парламенте и в нём предлагается два варианта банкротства – внесудебное и через суд. Если долг человека не превышает пяти миллионов тенге, то возможна процедура внесудебного банкротства. Если долг более пяти миллионов, то будет применена судебная процедура, при которой имущество должника продаётся на торгах.

«Скоро начнётся заседание рабочей группы по этому законопроекту, и мы надеемся, что, помимо депутатов, к работе привлекут неправительственный сектор, чтобы все могли активно участвовать в обсуждении», – отметил Аскар Кысыков.

По его мнению, в существующей редакции есть риски, что закон не будет работать эффективно.

«Чтобы пойти на судебную процедуру банкротства, должна быть задолженность выше 1 600 МРП – это пять миллионов тенге. Для внесудебной тоже есть определённые условия – у человека не должно быть имущества, а просрочка не менее 12 месяцев, также заёмщиком должны быть предприняты меры по урегулированию задолженности, то есть должно быть подтверждение от кредитора. Ещё из условий – доходы должны быть ниже прожиточного минимума либо просрочка более пяти лет.

«Каждое требование отсекает от участия в процедуре банкротства определённый круг людей», – пояснил экономист.

«Если очень много людей не смогут воспользоваться процедурой банкротства, тогда зачем вообще нужен такой закон? – добавил эксперт. – Если мы сделаем в законе строгие ограничения, люди будут находиться под давлением судебных исполнителей и коллекторов, что и наблюдаем сейчас».

Закон остро необходим

«Закон очень нужен, – уверена Ирина Смирнова. – Закредитованность высокая, люди не могут платить по своим обязательствам в силу разных жизненных обстоятельств, и этих людей сейчас просто вычёркивают из общеэкономической деятельности – у них блокируют карточки, забирают большую часть зарплаты, пособия, они не могут принимать участие в госпрограммах, даже если относятся к категории социально уязвимых слоёв населения».

Депутат надеется, что закон будет принят достаточно быстро. В 2017 и 2018 годах похожий законопроект уже представляли в парламенте, но правительство и Комитет национальной безопасности его заблокировали.

«Здесь всё понятно, не нужно ничего объяснять, почему это происходило. Наконец-то, в 2022 году президент сказал, что срочно нужно этот закон принимать», – заключила Смирнова.

Мы есть в youtube социальных сетях ВК, в ОдноклассникиФейсбук , Tik Tok и Инстаграм. Хотите получать новостную рассылку? У вас есть новости: фото, видео? Наш номер в WhatsApp и Telegram 8-707-558-35-13. Отправляйте заявку, мы добавим ваш номер в рассылку.

COVID-2019 в Казахстане

107262 - зарегистрированно

101877 - выздоровевших

1671 - летальных случаев

3463 - в Костанайской области

Код этого блока:


Предыдущая новость

Штормовое предупреждение объявлено в девяти областях страны на 19 июня

Следующая новость

Токаев поздравил медработников: В обществе растет признание миссии врачей